Статьи

Концепция нетерпимости к травмам на производстве, принятая в “Норильском никеле” три года назад

Концепция нетерпимости к травмам на производстве, принятая в “Норильском никеле” три года назад, не только повлекла за собой изменение системы охраны труда на промплощадках, но и изменила отношение к этой теме. Достигнутое в последние годы существенное снижение количества несчастных случаев прежде было бы сочтено достаточным. Теперь нет. Ноль, каким бы призрачным он порой ни казался, – стратегическая цель. Верным ли курсом идет к ней компания, рассказал директор департамента промышленной безопасности и охраны труда ГМК Игорь РАХИМОВ.


– Игорь Анатольевич, мы с вами беседовали ровно год назад, после первой Всероссийской недели охраны труда. Тогда вы комплементарно отзывались о Неделе. Было ли в этот раз полезнее, интереснее?
– Тогда нам было не с чем сравнивать. Первая ВНОТ была в большей степени посвящена законодательным нормам. По ее итогам мы предложили несколько изменить формат, расширить его по круглым столам, посвященным инициативам, которые та или иная компания применяет. В этом году качество мероприятия изменилось в лучшую сторону. Мы увидели больше практики по тем методикам, которые компании внедряют вне требований законодательства, но и не нарушая его. Неделя была насыщена круглыми столами, сессиями, где обсуждались более конкретные вещи. Можно сказать, теперь все узнали, кто чем занимается, пора переходить к обсуждению, как это делать лучше. Мы предлагаем организаторам в следующем году в большей степени сконцентрироваться на практике внедрения инициатив, на обсуждении трудностей, с которыми столкнулись компании, достигнутых результатов – почему что-то заработало или не заработало.
– Представители всех крупных компаний в один голос говорили здесь о том, что отсутствие или недостаточный уровень культуры безопасного поведения – проблема более актуальная, чем даже модернизация. Ее оказалось сложнее решить. Можно ли сказать, что это основной диагноз охраны труда на данный момент?
– Диагноз такой: структура есть, соблюдения нет. Действительно, и мы об этом говорили, нужно строить систему управления промышленной безопасностью и охраной труда, но она не будет работать, если не будет факторов, влияющих на поведение людей. Их немало: мотивирующие аспекты, коммуникационная составляющая, качество проведения поведенческих аудитов, расследование происшествий. На одном из круглых столов было верно замечено, что немалое значение имеет лидерство руководителей, их приверженность принципам безопасности, демонстрация этого не только на людях, но и в обычной жизни. Если мы не сумеем привить культуру безопасности, то система будет неустойчива и мы не добьемся коренных изменений, так и будем находиться на зависимом уровне, когда есть положения, инструкции и правила, но над всем этим необходим надзор. И если над человеком не будет висеть палка, которая заставляет его соблюдать все это, он делать это не станет. Поэтому мы будем прилагать усилия, чтобы изменить сознание людей в рамках их поведения на рабочих местах. Этот переходный период, который происходит сейчас, – самый тяжелый.
– В чем главная сложность, если говорить о “Норильском никеле”? Очевидно, не в модернизации, вложения в которую действительно колоссальные. Постоянно проводятся встречи с персоналом предприятий, к руководству имеет возможность обратиться каждый работник, к профилактике привлечены даже дети – выставки их рисунков никого не оставят равнодушными. Но несчастные случаи все равно происходят. Где именно, по вашему мнению, тэбэшники недорабатывают, почему не могут достучаться до работников?
– Тэбэшники – звучит грубо, да? Думаю, что дело не только в них, а в нашей недоработке. В том, насколько требовательно подходит к себе руководитель. Порой он заявляет на людях: я приверженец соблюдения безопасности и охраны труда, у меня в цехе или на участке все замечательно. В отчетах рапортует: выявлено столько-то замечаний. На общих нарядах говорит: все должны соблюдать требования безопасности и охраны труда. Но это при публике. А потом, приходя в коллектив и выдавая задание, говорит: главное – план, остальное – неважно. Как показывает расследование последних случаев, к сожалению, мы еще сталкиваемся с тем, что на людях говорится одно, а по факту делается другое. С этим надо бороться, и достаточно жестко.
– Как вы оцениваете такую меру, как отказ от выполнения работ?
– Это нормальная мера, предусмотренная стандартом по оценке рисков. Мы просто формализовали законное право, закрепленное в Трудовом кодексе, где сказано, что каждый работник вправе остановить работу, если она сопряжена с риском причинения вреда здоровью. Мы создали чек-лист с перечнем опасностей, и сотрудник просто определяет соответствие или несоответствие своего рабочего места. У нас почти 350 отказов за прошлый год, когда были не соблюдены требования безопасности на рабочих местах. Например, приходит человек в горную выработку и видит, что есть заколы, которые не обобраны и которые он сам не в состоянии устранить, потому что они находятся на высоте более 3,5 метра. По правилам, выше с земли обирать нельзя. Значит, должна быть пригнана спецтехника. В данном случае работник отказывается приступать к работе, и это его законное право. Ни за один случай отказа мы не наказали.
Мы также практикуем приостановку работ. Если специалисты по охране труда и профессионалы – горняки, энергетики, металлурги – в рамках дней техники безопасности либо в рамках проведения поведенческих аудитов идут на рабочие места и видят нарушения, то приостанавливают работу. Это правильно, потому что лучше устранить выявленное замечание и снова запустить процесс, чем допустить несчастный случай и простоять неделю-две, а то и больше.
– На Неделе много говорили о мотивации к безопасному труду. Специалисты утверждают, что положительная мотивация гораздо более эффективна. В “Норникеле” применяется метод пряника?
– У нас работает положение, направленное на это, но мы приходим к тому, что его надо пересмотреть. Есть программы: топ-100, топ-500, топ-1000, устанавливающие ключевые показатели эффективности, куда в том числе внесены показатели по безопасности – командный, индивидуальный. Они есть, но действуют на уровне директоров рудников, фабрик и заводов и их заместителей. Следующий этап – создание ключевых показателей эффективности для нижних уровней управления: начальников участков, мастеров, механиков. Мы хотим, чтобы и у них появились показатели, за выполнение которых они будут получать поощрение. Над этим идет работа, мы сейчас рассматриваем, как и какие показатели должны быть внедрены, когда и как они будут учитываться, для того чтобы мотивировать людей на безопасность.
– Какие еще нововведения будут применены в ближайшее время?
– Мы не будем в ближайшее время внедрять никаких новых стандартов, кроме двух, которые разработаны и планомерно внедряются сейчас. Это стандарт, касающийся подрядных организаций, и стандарт по оценке рисков. Первый разработан и проходит процедуру согласования. Управление безопасностью подрядных организаций будет начинаться с процесса ее выбора еще на стадии технического задания. Зачастую работающие у нас подрядчики не имеют своей системы управления промбезопасностью и специалистов по охране труда. Потенциальным подрядчикам будут предъявляться критерии качества по организации проведения безопасных работ на нашей территории. Если они соответствуют, значит заходят на нашу площадку. Естественно, предусмотрена система контрольных проверок, аудитов, чтобы смотреть, насколько заявленные критерии соответствуют процессу трудовой деятельности подрядной организации.
Что касается оценки рисков, первый этап реализован: внедрено положение об отказах. В ближайшее время мы начнем обучение наших специалистов методике проведения оценки рисков, и их дальнейшая задача – обучить всю линию управления этой методике, ее применению, правилам, по которым необходимо проводить оценку, а также составлению реестров рисков и плана мероприятий по их минимизации. Это основная работа. И, так сказать, оттачивание тех стандартов, которые были введены в прошлом и позапрошлом годах, это изоляция источников энергии, поведенческие аудиты, работа на высоте, расследование происшествий. То есть сейчас мы будем работать над качеством этих стандартов.
– Судя по тому, что вы рассказали, представители “Норильского никеля” скорее научили здесь других, чем научились чему-то сами.
– Во-первых, наши специалисты посетили еще и другие круглые столы, не только те, где мы участвовали. Есть изменения в законодательстве, прежде всего в системе медицинских осмотров, – они нас коснутся. А также Фонд социального страхования подготовил изменения в отдельные законодательные акты. Важно было получить консультации по этим вопросам.
Во-вторых, в этом году процентов 70 состава приехавшей делегации – новые люди, которых не было в прошлый раз. Очень важно, чтобы они услышали то, что мы в тренде, что мы идем в правильном направлении. Возможно, у кого-то еще были сомнения: то, что мы делаем, правильно ли это? Люди услышали не от Рахимова, а от других компаний: ребята, вы идете верной дорогой.
– Сверили курсы?
– Сверили курсы. В принципе, можно констатировать, что в “Норильском никеле” идут в одном направлении вместе с другими компаниями. В нашей программе предусмотрен корпоративный день, часть которого посвящена тренингу, направленному на рост взаимодействий для решения одной-единственной задачи. Не все участники нашей делегации специалисты по охране труда – их меньше половины. Остальные – PR, HR, производственники. Хотелось бы, чтобы все подключились и еще раз поняли, что безопасность и охрана труда – это наша общая задача.
– Вы по-прежнему считаете, что ноль достижим?
– Да, я так считаю. Но придется очень хорошо потрудиться. Несмотря на то что за два с лишним года мы сделали очень много, предстоит еще долгий путь. Да, мы разработали стандарты, да, мы начинаем требовать их исполнения. Но основная задача – чтобы не требовать, а чтобы это вошло в систему, в нормальную ежедневную практику. Допустим, чтобы поведенческий аудит проводился не внапряг, без отторжения и формального подхода. Как быстро мы сумеем привить себе это – я имею в виду всех нас, специалистов по охране труда, линейных руководителей, работников, – так быстро и наступят перемены.
– Игорь Анатольевич, спасибо за интервью.

Беседовала Ольга ЕРОХИНА

http://norilsk-zv.ru/articles/kurs_na_bezopasnost.html

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse